Девальвация медицинского контента

медицинский контент


Как ни забавно это звучит для современного человека, но люди постоянно ощущали информационную перегрузку, начиная примерно со второй половины ХV века, после изобретения Гутенбергом типографского станка. Вот даже Дени Дидро в ХVIII веке и тот не выдержал, написав в «Энциклопедии»:
«На протяжении веков количество книг будет расти постоянно, и можно прогнозировать, что придет время, когда из книг так же трудно будет узнать что-нибудь, как от непосредственного изучения всей вселенной. Искать долю правды, скрытую в природе, будет почти так же удобно, как и отыскать скрытое в огромном множестве переплетенных томов».

Если доходчивыми словами объяснять эту мысль философа эпохи Просвещения, то она очень проста: Дидро опасался, что среди моря бесполезной информации не сможет найти нужную ему.

С этой мыслью в принципе человечество жило век за веком, наблюдая, как информация становится более доступной за счет появления технических средств для ее распространения, затем увеличивается в объемах за счет развития этих средств и упрощения распространения. Каждое новое поколение сталкивалось с избытком информации, и этот избыток, если можно так выразиться, рос, как снежный ком.
Мы, как крайнее поколение, естественно, больше других ощущаем информационный переизбыток.

Каждому конкретному человеку не нужна вся информация на этой планете, ему нужна только та, что полезна ему. 

Весь остальной контент при этом просто девальвируется. И медицина - не исключение. Чем информации больше, тем сильнее девальвация. Настоящая ценность контента в последний раз ощущалась человечеством, пожалуй, в ту эпоху, когда книги создавались из козьих шкур и переписывались вручную в скрипториях.

Парадокс в том, что мы не можем прекратить генерацию контента, потому что часть создаваемой информации на самом деле ценна для определенной группы пациентов, а другая часть — для другой группы и т.д. То есть полной девальвации медицинского контента не происходит и никогда не произойдет.

В условиях все нарастающей лавины контента опасение, что одолевало Дидро, должно превратиться в панику: из читателей мы превращаемся в поглотителей тонн бессмысленной информации, мы не читаем, мы ее просто просматриваем, выцепляя «заманчивые» куски. Не потому, что мы такие отупевшие, а потому что человек обыкновенно сосредотачивает внимание только на том, что ему по-настоящему интересно. Но контента, который мы готовы читать, все меньше – такая создается иллюзия за лавиной обрушивающейся на нас информации.

В таких условиях к чему готовиться создателям медицинского контента?

медицинский контент

… инфосреда будет все более «затачиваться» под индивидуальные нужды конкретного пациента. 

Принцип, к которому все стремится, прост: каждому читателю – индивидуальный контент. «Персонифицированный поиск» уже сегодня расширился до изучения тысячи мелочей, до учета не только потребностей конкретной персоны, но и ее сиюминутных эмоций.

Самый очевидный пример такого вот «контент-таргетинга» – лента того же «Фейсбука». Мы привыкли, что наша лента формируется регулярно и словно бы магическим образом. Но за этим «волшебством» стоит работа сложнейшей нейросети. Алгоритм изучает нас: наши социальные связи, интересы и даже наше эмоциональное состояние, – по той активности, которую мы проявляем в каждый конкретный момент пребывания в соцсети. На основе полученных о нас данных этот алгоритм предлагает нам именно тот контент, который мы предпочитаем потреблять. И совершенно очевидно, что алгоритм будет становится умнее, все больше затачивая «ленты» пользователей под их интересы.

А что дальше? А дальше будет только прикольнее – судя по тому, с каким успехом поумневшие поисковые машины уже сегодня решают сложнейшую задачу изучения человеческих личностей. Обучаясь, машины будут все точнее отбирать факторы, важные для определения ценного для конкретной личности контента, и ранжировать эти факторы по степени важности все умнее: тысячи, миллионы факторов, миллиарды самых незначительных мелочей, которые все же с точки зрения робота имеют значение. Формирование индивидуального информационного поля вокруг каждого потенциального пациента, вокруг каждого потребителя контента идет уже сегодня, хотя принципы этого формирования и скрыты от всех, как содержимое ящика Пандоры.

Для конкретного человека все будет вполне «упорядочено» – потому что видеть он будет, скорее всего, тот контент, который по каким-то причинам сочтут нужным показать ему роботы.

Комментариев нет:

Отправить комментарий